25.07.2011

Массовое переселение армян в Северный Азербайджан в первой половине XIX века

Относительно путей и механизма образования в новое время армянской государственности, утраченной ими на 1400 лет в прошлом, в публикациях арменистов отмечено ее воссоздание на территории, именуемой Восточной Арменией, образованной на территории азербайджанской исторической Чухур-Саадской области, точнее на землях азербайджанских  Иреванского и частично Нахичеванского ханств. Она известна ныне как республика Армения. Арменисты же указывают причины появления армян на Кавказе и источники количественного увеличения здесь армянского населения. После окончательного завоевания Кавказа Российской империей в первой трети XIX века, то есть спустя 1500 лет после начала оттока армян с территории ликвидационных армянских царств, они в значительном количестве появились на Южном Кавказе. В результате, дефиниция «Армянское географическое пространство» стало обозначать новую территорию. Если прежде она прилагалась к землям во Фракии, то есть в Европе, а затем в Азии – к восточной части Малой Азии, то теперь, начиная с XIX века – стала обозначать новое понятие – «Кавказскую Армению», причем за счёт азербайджанских земель.

Приступая в начале XIX века к завоеванию Южного Кавказа, в том числе Северного Азербайджана, Российская империя возлагала большие надежды на армян.

Замысел переселить этих восточных христиан на Кавказ возник у российских государственных деятелей еще до завоевания Северного Азербайджана. Вынашивая планы заселения его христианами, Российская империя начала переселенческую кампанию еще до заключения Гюлистанского мирного договора 1813 года с Иранским государством. Переселением занялся главнокомандующий на Кавказе генерал П.Д. Цицианов; начав это процесс в октябре1803 года, он указал на желание армян «видеть скорейшее и благоуспешное водворение в сих странах российского владычества».

Стремясь к скорейшему водворению армян на завоеванных территориях, П.Д. Цицианов тогда же в письме армянскому архиерею Иоанессу просил, чтобы тот срочно прислал иреванских армян, уверяя в обеспечении их благоустройства.

Следует отметить, что российское правительство с целью переселения обращалось не только армянам но и к другим восточным христианам. Так, в 1804 году П.Д. Цицианов приглашал в Северный Азербайджан 16.000 новоассирийцев (айсоров)  Иранского государства. В обращении к ним он писал, что, соединившись с армянами, им будет легче противостоять преследованиям  со стороны мусульман.

Однако основную опору П.Д.Цицианов видел в армянах: для осуществления колониальных целей России они подходили лучше других. Во-первых, потому, что армян было во много раз больше, нежели других восточных христиан, вместе взятых. Во-вторых, он проживали преимущественно в Иранском и, особенно много, в Османском государствах – главных соперников Российской империи в борьбе за Кавказ. В-третьих, армяне могли стать полезными в последующем соперничестве России с этими конкурентами, так как, в-четвертых, знали Иранское и Османское государства изнутри, со всеми их слабыми и сильными сторонами.

Еще в период русско-иранской войны 1804-1813 годов Россия вела переговоры с армянами Османского Эрзерумского вилайета в малой Азии. Речь шла о переселении на Южный Кавказ, главным образом – на азербайджанские земли. Ответ гласил: «Когда милостью божьей занята будет Эривань российскими войсками, то непременно все армяне согласятся войти в покровительство России и на жительство в Эриванской провинции». В сентябре 1806 года представительство русской Кавказской армии было доложено, что около 10 тыс. армян Байазета желают перейти на территорию азербайджанского Иреванского ханства.

Одновременно они помогали русской армии при завоевании Северного Азербайджана. По свидетельству генерала Н.Сипягина, «армяне отличались своим бесстрашием и своей верностью России». Генерал Н.Ф.Ртищев также отмечал, что «армяне оказали значительные услуги, пребывая в примерном усердии и непоколебимой верности Российской империи, отличали всегда себя преданностью оной». Архиепископ Нерсес Аштаракский, находясь в действующей русской Кавказской Армении, способствовал, по свидетельству П.Д.Цицианова, весьма важной победе над азербайджанским Гянджинском ханством. Когда генерал И.В.Гудович в 1809 году осадил Иреван, тот же Нерсес, ставший католикосом, доставил русской армии «12 тыс. пудов пшеницы и муки, 25 пудов пороха» и тем самым вывел «из крайне затруднительного положения русские войска, за что был награжден бриллиантовой панагией».

Обо всем этом мелики азербайджанского Карабахского ханства писали в Санкт-Петербург – М.Лазареву, адмиралу русского флота. Они сообщали также, что армянские военные отряды действовавшие на Лори-Бамбакском направлении под руководством  М.Вериляна и Г.Манучаряна, принимали активное участие в захвате русской армией северных земель Азербайджана. В отряде Г.Манучаряна были собраны армяне из азербайджанских Шамшаддильских и Газаской дистанций. Они участвовали в походах русской армии  и вели бои в окрестностях Борчалы, Газаха, Шамшаддиля, Дилижана и Гейча; в наступлении на Иреван, за что «Манучарян был награжден орденами Георгия 4-й степени, Владимира и Анны».

Успехи в русско-иранской войне 1804-1813 годов не дали России возможности собрать на Южном Кавказе значительное количество армян. Но они по-прежнему возлагали на нее большие надежды. Так, в 1822 году армяне османских вилайетов Карс и Эрзерум просили генерала А.П.Ермолова о «приближении русских – наших спасителей». Во время русско-иранской войны 1836-1828 годов армяне, поселенные в Северном Азербайджане, активно помогали русской армии, в том числе осаде Иреванской крепости. Очевидец событий писал: «персияне (азери-Авт .) отстреливались, но их ядра, частью и потому, что к пушкам были, приставлены армяне, нередко попадали в крепость».

В связи с успешным окончанием русско-иранской (1826-1828) и русско-османской (1828-1829) войн открылись широкие возможности для переселения армян на Южный Кавказ. Однако Россия не спешила с заключением мирного договора с Иранским государством. Так, для получения как можно больших выгод Николай I инструктировал И.Ф.Паскевича о том, что «по первом востребовании персиян изъявите о согласии войти с ними в объяснения о мире»; однако одновременно император писал: « доколе овладеете Эриванской крепостью и не поставите себя за Араксом на твердой ноге, вы можете вступать с ними в переговоры, но продолжать военные действия также. Когда уже приобретете все вышеуказанные выгоды, склонитесь на перемирие до окончания переговоров о мире».

Более того, А.С.Грибоедов представил договор о мире, согласно которому Иреванское и Нахчыванское ханства отходили к России. 10 февраля 1828 года между Российской империей и иранским государством был подписан Туркменчайский  мир. По его условиям, Азербайджан оказался разделен на две части, река Араз была определена как демаркационная линия.

Этот договор разрешил ряд сложных государственных задач России. Так, он упрочил ее позиции на Южном Кавказе и позволил активизировать переселенческую политику. Поэтому не случайно особое место занимала статья XV, которая давала « всем жителям и чиновникам Азербайджанской области годичный срок для свободного перехода со своими семействами из персидских областей в российские». Немаловажную роль в составлении текста статьи сыграл А.С.Грибоедов.

Вообще роль этого русского поэта и дипломата в заключении Туркменчайского мирного договора оказалась весьма значительной. Об этом можно судить по тому факту, что он получил денежную награду в 50 тыс. руб. сер., тогда как фельдмаршалу М.И.Кутузову за Бородино было пожаловано 100 тыс. руб. сер. А ведь эти два события несоизмеримы: Бородино и последующие деяния   фельдмаршала спасли России от французского супостата; а дипломатия А.С.Грибоедова лишь подвела черту в борьбе Российской империи за Южный Кавказ, в первую очередь за Северный Азербайджан. Значит, империя во внешней политике придавала большое значение южному направлению.

По условиям мира, Иранское государство обязывалось не препятствовать переселению тех своих подданных, которые пожелают этого, и предоставить им годичный срок для свободного перехода, вызова и продажи движимого имущества, не облагая его пошлинами или налогами. Для реализации недвижимости был установлен пятилетний срок.

Статье XV договора, касавшейся, в первую, армян Иранского государства и их имущества, Россия придавала большое значение. В частности, один из русских чиновников писал по этому поводу: «К числу бессмертных подвигов минувшей войны с Персией бесспорно принадлежит переселение из Персии армян в наши провинции».

Выше отмечено, что немаловажную роль в составлении статьи XV Туркменчайского договора сыграл А.С. Грибоедов. И.Ф.Паскевич, признавая его заслуги, докладывал императору: «Я осмеливаюсь рекомендовать его как человека, который был для меня по политическим делам весьма полезен. Ему обязан я мыслью не приступать к заключению трактата прежде получения вперед части денег; и последствия доказали, что без сего долго бы мы не достигли в деле сем желаемого успеха».

Деятельность А.С.Грибоедова способствовала также массовому переселению армян из Иранского государства на Южны Кавказ. Отдельные источники однако, приписывают эту «заслугу»

Полковнику русской армии армянину Х.Е.Лазареву. Его дед переселился из Джульфы в Россию в середине XVIII века. В 1774 году Екатерина II пожаловала ему и его потомкам российское дворянство «за заслуги».

Тем не менее документы свидетельствуют, что Х.Е.Лазарев был одним из рядовых исполнителей переселения его сородичей на Южный Кавказ, в том числе в Северный Азербайджан. Он сыграл лишь эпизодическую роль в осуществлении статьи XV. Основная же роль принадлежит А.С.Грибоедову.

Арменист И.К.Ениколопов, специально занимавшийся изучением деятельности А.С.Грибоедова на Кавказе, считал, что план переселения армян разрабатывался еще в 1827 году в возглавляемой им дипломатической канцелярии. Сам А.С.Грибоедов считал безосновательным приписывать организацию армянского переселения кому-либо иному, а том числе полковнику Х.Е.Лазареву, потому что «армяне никакого понятия не имели о нем, будучи единственно движимы доверенностью к России и желанием быть под ее законами».

Однако и Х.Е. Лазарев сыграл свою роль в событиях первой трети XIX века. Так, он предлагал «особый проект, в котором говорилось о создании автономной армянской государственности  в пределах исторической территории Северной Армении» (т.е. на исконно азербайджанских землях Чухур- Саада- Авт.).

Конечно, никакой «исторической территории» армян на Южном Кавказе никогда не существовало, и «Северная Армения» такое же мифическое понятие в реальной географии, как и мифологемы «Восточная Армения», «Западная Армения» или «Южная Армения», которыми оперируют арменисты, рассказывая о «родине» армян на Азиатском континенте.

Переселяя армян в Северный Азербайджан, Россия намеревалась обустроить их здесь компактной массой, создав в первую очередь для себя, надежную этно-конфессиональную опору. План был реализован, причем за счет коренного населения – азери и их земель. Исполнители плана следовали тем строкам «высочайшего указа» Сенату от 21 марта 1828 года, в котором говорилось: «Силою трактата с Персией, заключенного 10 февраля 1828 года, присоединенные к России Ханство Эриванское и Ханство Нахичеванское повелеваем во всех делах именовать отныне областью Армянской».

Переселяя армян из Иранского государства  на Южный Кавказ, Россия разместила их преимущественно на территории бывших азербайджанских ханств – Иреванского и Нахичеванского, а также в Карабахе, то есть в Северном Азербайджане.

Это объясняется тем, что решалась главная задача колониальной политики империи: создать на завоеванной враждебной, иноверной и иноязычной, иноэтичной и еще незнакомой территории опору для связей власти. Не случайно в документах того времени говорится: «Вообще соглашать христиан, дабы они следовали в Нахичеванскую и Эриванскую области, где предполагается увеличить, сколько можно, народонаселение христианами».

Поставленную цель Россия реализовала через специально созданный Комитет по переселению. Он должен был контролировать миграционный процесс армян, которых обустраивали на новых местах таким образом, чтобы жители созданных поселений не входили в контакт с уже существующими азербайджанскими селами. Эриванское временное правление инструктировало Комитет: «избегать всячески, дабы селения христиан не были перемешиваемые с мусульманскими, но стараться составить из христиан отдельные округи или магалы».

Как указано выше, при переселении армян    кавказской администрации пришлось столкнуться с большими материальными и иными трудностями. Это понимал и А.С.Грибоедов, исполнявший в то время обязанности полномочного министра России. Вложив в переселение армян и в защиту их имущественных интересов огромную энергию и душу, он стал объектом недовольства иранского правительства. А.С.Грибоедов, именовавший себя «политическим агентом», чувствовал  это и писал: «Если затаенное чувство злобы побежденных было бессильно по отношению к самой России, то для политических ее агентов оно не могло не обещать ряда серьезных опасностей». Перед последней поездкой в Тегеран он говорил А.А.Жандру, своему другу и русскому писателю: « Нас там все перережут. Аллахйар-хан (зять наследника иранского престола Аббас Мирзы. – Авт. ) – мой личный враг, и никогда на простит он мне Туркменчайского договора».

Эти опасения не были беспочвенными, тем более что А.С.Грибоедов имел своеобразное мнение относительно иранского государства. Например, он считал, что «Друзей я здесь не имею и не хочу. Здесь прежде всего должны бояться России. Всем я кажусь грозным и меня назвали «сахтиром – каменное сердце».

Документы свидетельствуют, что практическое руководство переселением армян осуществляли полковник Х.Е.Лазарев и прикомандированные к нему русские офицеры, большей частью армянского происхождения, либо те, кто владел  армянским языком. Проводя эту компанию, организаторы переселения были озабочены тем, чтобы снабдить армян продовольствием и всем необходимым в пути следования, а также на новом месте.

Когда более 5.000 семей армян подошли к Аразу, Армянским областным правлением было доложено генералу И.Ф.Паскевичу, что на новых местах в будущей Иреванской губернии нет возможности обеспечить хлебом всех прибывающих переселенцев. Тогда Кавказская администрация решает уговорить большую часть переселенцев, особенно беднейших, устроиться в Карабахе.

О целесообразности их размещения в Карабахской провинции писал в докладной записке И.Ф.Паскевичу полковник Х.Е.Лазарев: «Более 1.000 семейств армян из окрестностей Мараги и Тавриза тронулись с мест и частью достигли провинции Нахичеванской, и почти все христиане из Урмии, Самаса и Хоя готовятся к переселению. Наиболее нуждающихся направлять в Карабаг, где могут быть до нового урожая продовольствованы до 3.000 семейств».

Однако поселенные в Карабахскую провинцию армяне испытывали большие трудности. Так, в начале 1828 года вышедшие из Иранского государства  750 семей армян и греков были обустроены в окрестностях Барды. Для их пропитания вместо хорошей пшеницы была отпущена испорченная ржаная мука, в результате чего среди переселенцев появилась «особая болезнь», и в течение трех месяцев погибли 1012 армян-переселенцев из Мараги.

В результате массового переселения армян из Иранского государства в 1828-1829 годах в Северный Азербайджан здесь оказалось 6.946 семей или 35,560 мигрантов. Из них 2.558 семей разместили в Нахичеванской провинции: 416 – в городах, 1869 – в селах. Только в одном Ордубадском округе их оказалось 266. В  Карабагской провинции разместили 3.000 семей, или, примерно, 15 тыс. чел. В течение 1828-1829 годов в Иреванской провинции были обустроены 1458 армянских семей.

Таким образом, в кратчайшие сроки была организована массовая миграция армян в Северный Азербайджан. Поэтому генерал Н.Дубровин отметил: « население так называемой Армянской области значительно пополнилось армянами – выходцами из Персии и Турции, переселившимися в Россию разновременно и в особенности после войны в 1828 и 1829 годах».

Переселенцы получили все те выгоды, которые «Россия привыкла предоставлять народам, отдающимся с полной доверенностью под ее покровительство». Например, мигрантам обеспечили в пути казачий конвой, а на местах расселения – «щит гражданской и военной безопасности; выделили денежные и землю, гарантировали свободу торговли и освобождение на шесть лет от налогообложения, на три года – от земских повинностей». Об этом говорилось в обращении Х.Е.Лазарева к своим единоверцам-переселенцам: после перехода в Иреван, Нахчыван, Карабах, «где(поселиться) сами изберите, получите вы в изобилии шести лет от всяких податей и для вас подана будет помощь».

В итоге армяне Иранского государства, где они были сосредоточены преимущественно в Южном Азербайджане, почти поголовно покинули местные азербайджанские ханства – Салмасское, Урмийское, Хойское, Марагинские, Табризское, а также области Курдистар и Казвин – и перебрались на Южный Кавказ, преимущественно в Севернный Азербайджан. Их обустроили на землях бывших азербайджанских ханств – Нахчыванского, Карабахского и Иреванского, ибо именно здесь российскими властями «предлагается увеличить сколько можно, народонаселение христианами». При этом мигрантов склоняли идти, в первую очередь, В Карабах, «где они могут быть во всем обеспечены».

В связи со сказанным стоит напомнить, что ранее армян было мало. Так, Н.Н.Шавров писал, что в Елизаветпольской и Иреванской губерниях прежде «армянское население было ничтожно».

Таким образом, в выигрыше оставались оба участника реализации политики. С одной стороны, российские власти осуществляли одну из задач колониальной политики на Кавказе: упрочение социальной базы за счет христиан-армян, следовательно, за счет христианизации края. С другой стороны в выигрыше были армяне-переселенцы, перебиравшиеся из пределов мусульманского государства под сень христианского стяга.

В итоге же армянская миграционная волна призвана была способствовать христианизации Северного Азербайджана. Иными словами, армянам отводили определенное место, как одному из участников реализации «христианского вектора» колониальной политики Российской империи на вновь завоеванных землях, где жили «иноверные», в данном случае мусульмане – азери.

В связи со сказанным отметим, что В.А. Парсамян, говоря об этническом составе Кавказской Армении до завоевания Российской империей, указал, что там имелось 169 тыс. жителей из коих 34% или 57.368 составляли армяне, 50% или 84.500 – азери, 16% или 27.040 – курды. Г.А.Галоян писал: в начале XIX столетия из Иранского государства в российские пределы переселились 40 тыс. армян, а по завершении русско-османской войны 1828-1829 годов из восточной части Малой Азии сюда перебрались еще более 90 тыс. армян.

Ц.П.Агаян привел данные за 1832 год: тогда в Армянской области имелось 164.450 жителей, из коих армян было 25.151 или 15% от численности всех жителей; переселенцев из Иранского государства – 35.560 или 22%, из Османской империи – 21.600 или 13%.

Таким образом, после заключения Туркменчайского договора на территории Северного Азербайджана произошли этно-демографические сдвиги, вызванные механическим движением населения, то есть за счет переселения армян из Иранского и Османского государств. В заключение Ц.П.Агаян отметил, что переселение армян в Восточную Армению являлось процессом, имевшим место лишь после ее включения в состав Российской империи в первой трети XIX века.

Опираясь на публикации В.А.Парсамяна, Г.А.Галояна и Ц.П.Агаян, нетрудно резюмировать, что течении первой трети XIX века количество армян в Кавказской Армении резко возросло, и произошло это за счет механического движения населения.

По мнению верхушки Иранского государства, переселение местных христиан нанесло «Персии ущерба на четыре курура», то есть на 32 млн. руб. ассигнациями. Вместе с тем эта потеря не могла компенсировать другую, более значительную, а именно – уменьшение населения.

Первоисточники довольно подробно описывают переселение армян в Нахичеванскую провинцию. Выше отмечено, что сюда обустроили 2.558 семей, или около 13.632 чел. В основном это были армяне городов Салмаса, Хоя, Урмии и их округов. В Нахчыван попали горожане-армяне Хоя и Табриза, Дейкара и Урмии (см. таблицу 1).

Таблица 1

Таблица 1

В таблице 2 приведено количество армян- переселенцев отдельно по Ордубадскому округу Нахчыванской провинции, появившихся здесь в то же период 1828-1929 годов.

 

Таблица 2

Таблица 2

Таким образом, всего в Нахичеванскую провинцию в 1828-1829 годы было переселено из Иранского государства 13.632 армянина. Если принять во внимание, что до завоевания этой территории Россией здесь проживали 434 армянских семьи, то, следовательно, в результате переселения удельное количество армян в Нахичеванской провинции резко возросло и составило к 1830 году заметную цифру в 2.992 семьи. Увеличение было семикратным или стало больше на 590%.

После русско-османской войны 1828-1829 годов и заключения между Российской и Османской империями Адрианопольского мирного договора в Северный Азербайджан стали переселять армян из османских владений. Первая партия мигрантов была обустроена близ Алагеза, в Бамбакской дистанции, и в окрестностях Гюмри. Эти армяне были расселены преимущественно в обезлюдевших селах, покинутых местными коренными жителями – азери.

В связи с этим достаточно отметить, что лишь за два первых года – 1829-1830 – из османских пределов на Южный Кавказ, преимущественно в Северный Азербайджан, перебрались более 14 тыс. армянских семей, или более 84 тыс. чел. Из них 2264 семьи были выходцами из Карса, 4.215 семей – из Баязета. Часть переселенцев обустроилась в Карабахской провинции, но основная часть осела в Армянской области, то есть в Иреванской и Нахичеванской провинциях. Из Эрзерума перебрались 7.298 семей, из которых 1.050 обосновались в Борчалинской дистанции; 67 семей из Ардагана поселились в Бамбакской и Шорагельской дистанциях. Здесь же нашли приют 2.264 семьи из Карса.

Таким образом, только в Бамбакской и Шорагельской дистанциях и в течении лишь двух лет, в 1829-1830 годах, осела 2.331 армянская семья (см. таблицу 3).

Таблица 3

Таблица 3

Общее число армян, обустроенных в Северном Азербайджане в 1828-1830 годах из Иранской и Османской империй, то есть фактически за три года, составило около 21.600 семей, или 119.5 тыс.чел. (см.таблицы 1 и 3).

 

Это было началом планомерного массового и целенаправленного переселения армян на Южный Кавказ, в первую очередь и главным образом в Северный Азербайджан. Процесс практического осуществления российской колониальной политики по изменению этно-конфессиональной ситуации в Северном Азербайджане был непрерывным, и шел до начала XX века.

При переселении армян Османской империи Кавказская администрация испытывала те же финансовые затруднения, что и при выводе армян из Иранского государства. В обоих случаях, это было вызвано, прежде всего, последствиями русско-иранских отношений и русско-османской войн в первой трети XIX века, которые потребовали больших расходов. При этом Россия одновременно должна была вкладывать немалые средства в восстановлении разрушенного военными действиями хозяйства приобретенного силой оружия Южного Кавказа.

На эти последние цели были ассигнованы 5 млн. руб. сер. Кроме того, необходимо было профинансировать полномасштабное переселение и обустройство армян Османского Иранского государств на новых местах.

Решение последней задачи больше касалось османских армян, ибо их имелось гораздо большее количество, чем иранских. Причем всех переселенцев Россия хотела разместить на Южном Кавказе, в первую очередь в Северном Азербайджане.

Как ранее, в связи с армянами Иранского государства, для организованного вывода армян Османской империи на Южный Кавказ, в том числе в Северный Азербайджан, был создан специальный Комитет по переселению. Он занимался обустройством мигрантов из Баязетского пашалыка в Иреванской и Карабахской провинциях. Комитету вменялось в обязанность выяснить, «достаточно ли будет для поселения христиан одних казенных земель; обеспечить продовольствием переселенцев до того времени, когда они будут иметь хлеб из собственных своих посевов».

Комитет выяснил, что «из числа 8.000 семейств, ожидаемых к переселению христиан, 5.000 будут нуждаться в пособии».

Поэтому Комитет просил администрацию Кавказа об «исходатайствовании еще 500 тыс. руб. сер., сверх ассигнованных уже 90 тыс. червонцев». Однако Кавказская администрация имела всего 380 тыс. руб. сер., и не смогла полностью удовлетворить обращение Комитета. В результате, было принято и размещено 4.215 семей из предполагаемых 8.000 семей – жителей Баязетского пашалыка Османской империи.

Следует отметить, что, переселяя армян на завоеванные земли, Россия не столько ограждала их от ассимиляции в Иранском и Османском государствах, сколько преследовала собственные политические и военные, экономические и территориальные, конфессиональные и в целом колониальные цели. Образовав на Южном Кавказе «Армянскую область» за счет Нахчыванского и Иранского ханств, Россия была уверена, что армяне станут ее верной опорой.

Для трансформации бывшего азербайджанского Иреванского ханства в «Армянскую область», по мнению генерала Н.Сипягина, достаточно было заселить сюда 15 тыс. армянских семей. После заключении Туркменчайского мирного договора из Иранского государства в город Иревань были переселены 1.715 армян; в Шарурский, Сурмалинский, Алинджачайский, Мавазинский магалы – по 1.000-2.000 армян в каждый. Сюда же переселили армян из Эрзерумского и Баязетского пашалыков, и еще – на обезлюдевшие земли на юге и юго-западном берегу озера Гейча.

В результате, этнический состав Армянской области в течение 1828-829 годов изменился. «Если до заключения Туркменчайского мирного договора здесь проживал 25.151 армянин», то за последующие два года их численность возросла втрое и стала 81.610.

Однако происходила частичная реэмиграции армян: «они десятками семейств из под скипетра русского искали путей жизни под игом персидским». Ибо в Иранском и Османском государствах «жилось армянам не хуже, нежели поданным султана и шаха». Как отметил Симеон Лехаци, «османы всегда благожелательно относились к армянам».

Однако реэмиграция армян носила спорадический характер, ибо встречный «армянский поток» из Иранского и Османского государств не только не иссякал, но с годами становился все более массовым. Так, в начале 40-х годов XIX века миграция армян в Северный Азербайджан интенсифицировать.

В результате, в Северном Азербайджане произошли значительные демографические изменения. Они оказались тем более разительными, что их итогом стал уход коренного населения. Эти встречные потоки носили вполне «законный» характер, так как официальные русские власти, переселяя армян в Северный Азербайджан, не препятствовали уходу отсюда азери в иранские и османские пределы. Так, в 1827-1828 годах в Нахчыванском ханстве из 4.600 семей азери составляли 4.170, то есть более 90%. В процессе переселенческой кампании эту землю покинули почти 1.400 семей азери, и в 1832 году их оставалось примерно 2.791, то есть в полтора раза меньше – 60%.

И.Шопен указывал, что в Иреванской провинции из 2.984 семей азери осталось 847, или 28%, то есть их количество сократилось в три с половиной раза. Эмигрировали в Иранское и Османское государства.

Этот процесс наблюдался и в других местах северного Азербайджана. Например, коренные жители азербайджанских земель, граничивших с провинциями, где начало преобладать христианское население, уходили на территории, где большинство составляли мусульмане, в основном в Елизаветполльскую и Карабахскую провинции. Та же картина наблюдалась в Газахской дистанции, где численность автохтонов сократилась в полтора раза: в 1831 году здесь осталось 4ю960 семей азери, тогда как в 1817 их было 7.266.

Таким образом, после переселения армян в Северный Азербайджан в некоторых его областях численность азери заметно уменьшилась и оно превратились в меньшинство. В городе Ново-Баязете, Иреванской губернии, возникшем на месте азербайджанского села Кавар, в середине XIX века проживали только армяне: « Все население состоит из армян, вышедших из города Баязет во время последней войны с Турцией и поселенных здесь с 1830 года, и усвоено настоящему месту жительства этих переселенцев название Ново-Баязет». К началу 50-х годов  XIX века в Ново-Баязете проживали 2.560 армян: в Ново-Баязетском уезде их было 23.038, а азери – 8.207 чел., то есть втрое меньше – 36%.

Аналогичная ситуация наблюдалась в Бамбакском участке Александропольского уезда. К середине 50-х годов  XIX века здесь проживало 1.513 армянских семей, а азери осталось всего 166.

Шорагельский участок Александропольского уезда после заключения Адрианопольского мирного договора с Османской империей был заселен армянами Карсского, Эрзерумского и Баязетского пашалыков, а также из Муша и Вана Бассенской провинции. В результате, произошли заметные перемены в этно-демографической структуре участка, и в середине XIX века армяне составляли здесь 5.239 домов, а азери – всего 32, то есть в 164 раза меньше – 0,6%.

В Сардабадском участке Эчмиадзинского уезда в середине XIX века имелось 18.212 армянских семей, тогда как азери осталось всего 2.530, то есть автохтонов было всемеро меньше – 14%.

Таким образом, в первой половине XIX века этно-демографическая ситуация Северном Азербайджане заметно изменилась. Соотношение между автохтонами-азери и аллохтонами-армянами складывалось в пользу последних. Таковы были последствия колониальной политики и переселенческой кампании Российской империи на Южном Кавказе в первой трети XIX века.

Процесс продолжался и нарастал во времени, и характерен также для второй половины XIX – начала XX веков.

Подводя итоги процессу переселения армян в Северный Азербайджан в первой половине XIX века, можно сделать следующие выводы.

  1. Водворяя армян в организованном и планомерном порядке, российское правительство стремилось создать на азербайджанских землях христианскую опору для себя. С этой целью была образована в 1828 году «Армянская область».
  2. Переселение армян в Северный Азербайджан сопровождалось исходом азери с родных мест.
  3. Налицо нараставшая во времени и территориально этно-конфессиональная трансформация. С одной стороны, абсолютное увеличение количества армян переселенцев в Северном Азербайджане; с другой – относительное уменьшение численности коренного этноса – азери.
  4. Среди дальнейших последствий изменений в этно-демографической картине на Южном Кавказе следует отметить еще одно характерное явление. Занимая населенные пункты, где прежде и всегда жили азери, переселенцы-армяне, с ведома русских властей, меняли азербайджанские географические названия на армянские. Если сравнить топонимию, фиксированные на карте Генерального штаба 1903 года, с современной, бросается в глаза их «арменизация». В бывшей «Армянской области», то есть на исторических землях Азербайджана; не осталось ни одного азербайджанского топонима.

Рауф Гусейнзаде

«Родословная армян и их миграция на кавказ»

 


Digər xəbərlər


ABŞ-da da vəziyyət qarışdı - Yüzlərlə insan Ağ Evin qarşısında İranla müharibə əleyhinə aksiya keçirib - VİDEO

ABŞ-da yüzlərlə insan Ağ Evin qarşısında toplaşaraq İranla müharibə, habelə Birləşmiş Ştatların Yaxın Şərq siyasəti əleyhinə etiraz aksiyası keçirib....

“Sobsan boyaları” cərimələnib

Bakı Apellyasiya Məhkəməsində «Rəmzi-S» MMC-nin (Sobsan boyaları) cərimə edilməsi ilə bağlı məhkəmə qərarından şirkətin direktoru Orxan All...

Şərəfsiz ermənilər Azərbaycanlıların Soyqırımı günü Qarabağda “prezident seçki”ləri keçirəcək...

Bu həm də on illərdir Azərbaycanda oturub bu xalqa qarşı mənəvi-ruhi, iqtisadi-sosial soyqırımları davam etdirən ermənipərəst şəbəkənin əməllərinin n...

Təcili! YAP deputatlığa namizədlər siyahısını açıqlayır

Hakim Yeni Azərbaycan Partiyasının (YAP) İdarə Heyətinin iclası keçirilir. İclasda 2020-ci ilin fevralın 9-da Milli Məclisə keçiriləcək seçkilərdə...